May 3rd, 2021

portret

Общение с регуляторными агентствами

Это, наверно, мало кому покажется интересным, но я постараюсь сильно в технические дебри не лезть, а также пообещаю что эта информация в какой-то мере может прояснить ситуацию со Спутником в Бразилии, особенно для людей, которые не знают, как регуляторные агентства работают.

Часто люди думают, что у FDA есть большой список разных требований к любому новому лекарству или к вакцине, и разработчики должны свериться с этим списком, выполнить все относящиеся к ним требования и принести в FDA кучу бумажек подтверждающих, что они это действительно сделали, после чего FDA лишь внимательно проверяет все ли бумажки поданы, на всех ли штампики стоят в нужных местах, и нет ли признаков какого-нибудь жульничества.

Это совершенно не так. И то, что это совершенно не так, должно быть очевидно если хотя бы ненадолго задуматься над миссией FDA.

Они рассматривают новые лекарства или вакцины. Иногда - принципиально новой природы, с принципиально новыми механизмами действия. Никакие заранее написанные правила не могут предусмотреть до чего именно дойдет человеческая изобретательность (можете толковать эту фразу и с позитивным, и с негативным подтекстом). Поэтому общение с FDA это всегда процесс и диалог в ходе которого разработчики должны объяснить специалистам в FDA на каких основаниях они делают те или иные утверждения о своей вакцине (для простоты буду писать про вакцины, но к лекарствам все это тоже применимо).

У специалистов в FDA конечно есть специализации и области экспертизы. Они как правило выходцы из ученых, которые занимались какой-либо темой и в ней разбираются, плюс многие из них внутри FDA ведут лаборатории в которых проводятся исследования, плюс в ходе рассмотрения заявок они довольно глубоко погружаются в каждую тему и начинают в ней неплохо разбираться. Для каждой заявки FDA старается назначать рецензентов с подходящей специализацией, но не может это гарантировать, потому что конкретные специалисты могут быть заняты другими заявками (или быть в отпуске), а на рассмотрение заявки в FDA отведено ограниченное время.

Но даже если FDA поручили рассматривать заявку самому лучшему специалисту по соответствующей теме, то все равно, поскольку разработчики потратили годы и усилия огромного количества людей на то чтобы свою вакцину придумать, разработать, и протестировать, а рецензент из FDA знаком с ней только по поданным разработчиками данным, то разработчики всегда знают о вакцине намного больше чем рецензенты FDA. Именно в их обязанности входит продумать все потенциальные проблемы, все возможные вопросы, все нюансы своего продукта. И потом все свои данные и все принятые по ним решения они должны понятно и точно объяснить людям в целом компетентным, но совершенно не обязательно знакомым с предотвращаемой болезнью, или с платформой на которой основана вакцина.

Все вышенаписанное конечно не означает, что у FDA совсем нет каких-либо стандартов и каждый разработчик должен сам придумывать способы охарактеризовать свою вакцину с нуля. Для определенных базовых вещей (вроде стерильности) существуют вполне однозначно описанные методы и критерии оценки. Для наиболее распространенных типов вакцин также существуют "Руководства" в которых FDA в целом описывает что они думают на ту или иную тему. Эти руководства написаны в стиле рекомендаций и как правило основаны на исторических прецедентах рассмотрения схожих вакцин. На практике к этими рекомендациям разработчики относятся как к правилам, очень жестко следуя им. Однако если, например, эти рекомендации почему-либо не применимы к разрабатываемому продукту, то разработчики всегда могут объяснить почему это так, и каким образом они собираются соответствовать рекомендациям если не по букве, то по духу. И если их объяснения имеют смысл, то они берут верх над рекомендациями и даже над правилами для базовых вещей. Со своей стороны, FDA не обязаны следовать строго букве рекомендаций - если для этого конкретного продукта они считают, что риск или проблема более вероятна, то они имеют могут поднять планку стандартов выше, чем она выставлена в рекомендациях, и разработчику нужно либо объяснить почему это не верно, либо соответствовать новым требованиям.

Теперь немного о том, что я имею в виду, когда говорю, что подача заявки - это диалог. Естественно, разработчики должны заранее быть ознакомлены со всеми последними требованиями и руководствами от FDA, а в идеале также иметь в команде человека, который имеет опыт подачи заявок в FDA на сходные вакцины, чтобы знать какие вопросы часто возникают. Это стартовая точка и нужно быть готовым ко всем стандартным вопросам и ожиданиям FDA. Однако FDA не ожидает, что с самого начала у разработчика будет идеальный процесс по которому вакцину можно будет сразу изготовлять для продажи, или что у него будут все необходимые данные и о безопасности и об эффективности. Наоборот, ожидается что эти данные появятся в процессе разработки. Когда разработчики впервые подают запрос в FDA (на стадии Pre-IND), то в их информации много дыр, а у FDA много вопросов. Они их задают, а разработчики либо просто отвечают, либо проводят дополнительные эксперименты чтобы получить новые данные. Потом разработчики проходят стадию IND, и три стадии клинических испытаний, и на каждом шаге они сначала сообщают FDA что они собираются делать (и FDA говорит что они думают об этих планах), а потом подают новую полученную информацию, к которой у рецензентов могут возникать новые вопросы. В дополнение к этому могут проходить отдельные консультации - разработчик всегда (не обязательно на какой-то конкретной стадии) может подать в FDA дополнительные данные и запросить их мнение о том, согласные ли они с постановкой эксперимента и со сделанными выводами.

Поэтому для каждой стадии есть свои требования, которые по мере приближения к получению лицензии становятся все строже и строже, но при этом разработчики постепенно получают данные которые позволяют им соответствовать этим требованиям, а FDA постепенно получает ответы на возникшие ранее вопросы. В идеале на стадии подачи заявки на лицензию все возможные проблемы или неопределенности являются решенными и рассмотрение является во многом лишь формальностью и подбивкой итогов.

Ну вот, получилось уже довольно много текста, так что свое обещание вернуться к Спутнику я нарушил, но будем считать что это часть 1, а во второй части я еще расскажу про не вошедшее в этот пост и таки доберусь до Спутника.