Yegor Voronin (shvarz) wrote,
Yegor Voronin
shvarz

Categories:

О человечестве

Я уже как-то упоминал, что к нам в организацию приезжал антрополог, чтобы нас изучать. Он потом еще не раз возвращался. Бус так и не привез, но поговорить с ним было очень даже интересно. По следам этих разговоров написался такой вот текст (сильно строго не судите, я знаю, что там натяжки в паре мест :).

Глобальное изменение климата, влияние медицины на естественный отбор, появление новых инфекционных болезней, рациональное использование природных ресурсов... Беспокойство о влиянии этих факторов на выживание всего человечества стало встречаться не так уж редко. Сегодня, однако, меня интересует не сама по себе обоснованность этого беспокойства, а его социальный аспект. С каких это пор мы стали беспокоиться о человечестве, как о биологическом виде? Как, когда, и почему это случилось? Куда ушло представление о человеке, как о существе в первую очередь социальном, принадлежащем определенному сообществу и беспокоящемуся исключительно о своем непосредственном политическом и экономическом окружении?

Началось все, конечно, с Дарвина. В 1871 году человек вдруг оказался частью животного мира. Но среди последовавших религиозных баталий о его происхождении, вопрос о человеке, как о виде, отошел на второй план – фокус был на прошлом, а не на том, что нас ожидает. Совсем недавно стали появляться данные о том, что человечество продолжает эволюционировать, причем очень быстрыми темпами. Масштабные изменения в ареале обитания, в питании, в болезнях, в условиях жизни не могли не привести к быстрой эволюции. Но это стало очевидно лишь задним умом. Долгое время же считалось, что человек уже перестал эволюционировать, а если и эволюционирует, то очень медленно.

Герберт Уэллс в 1895 году был пожалуй первым, чья фантазия замахнулась на далекое будущее человечества. В уэллсовской «Машине времени» Homo sapiens перестал существовать: человечество эволюционировало и разделилось на морлоков и элоев. После Уэллса человечество, как нечто цельное и неделимое, неоднократно фигурировало в фантастических произведениях. Иногда в фантазии авторов оно адаптировалось к новым планетам или к жизни в космосе. Иногда люди показывались такими же как сейчас, но в контактах с инопланетным разумом они выступали как единое целое. Но хотя эти идеи были вполне популярны в фантастике, они редко находили себе место в ежедневной жизни. Возможно даже, что популярность этой концепции в фантастике несколько дискредитировала ее в глазах более прагматично настроенных людей.

После Второй Мировой, вместе с образованием ООН, была организована ВОЗ, чьей целью было «достижение всеми людьми наилучшего состояния здоровья». ВОЗ работала в странах третьего мира, но в то время помощь этим странам была в первую очередь инструментом политики. Помощь осуществлялась странам, а не людям внутри этих стран. Люди получали помощь, но не просто потому, что они принадлежали к человечеству, а потому что они были поддаными той или иной страны. Более того, эта помощь имела очень практический характер. Так, например, принятая в 1958 году с подачи профессора Виктора Жданова резолюция о начале программы по уничтожению оспы, говорила исключительно об экономической целесообразности такого подхода – уничтожить оспу по всему миру было дешевле, чем продолжать вакцинировать население в развитых странах, где к тому времени ее уже почти не осталось. О каком-либо моральном обязательстве спасать жизни речи не шло. Однако, когда эта программа была успешно закончена в конце 70-х, трудно было не задуматься о ее последствиях– политические границы ничего не значили в этой победе, успех принес пользу всему миру в целом.

Мне кажется, что переломный момент наступил в конце 80-х/начале 90х годов. Два важных события если не послужили тому прямой причиной, то несомненно способствовали ему. Во-первых, распался Советский Союз. Развитый мир больше не был разделен на два лагеря, он стал общим, а значит общими стали и заботы. Во-вторых, была обнаружена эпидемия СПИДа. Страх перед новой болезнью, которая, как вначале казалось, поражала в основном развитые страны, вылился в эмпатию к развивающимся странам, когда стал известен настоящий масштаб трагедии. Таким образом в течение короткого времени Запад был соединен с Востоком, а Север с Югом – человечество стало едино. Развитие средств коммуникации, особенно интернета, способствовало такому объединению. Человек с общими с тобой интересами на другом конце Земли стал во многих отношениях ближе, чем сосед по площадке.

Одним из проявлений этого нового взгляда на мир было создание в 1994 году Фонда Билла и Мелинды Гейтс и выбор Глобального Здравоохранения (Global Health), как наиболее важного направления работы для этого фонда. Надо сказать, что на момент основания фонда Глобальное Здравоохранение находилось на задворках науки и лишь небольшое количество лабораторий работали над болезнями поражающими людей преимущественно в развивающемся мире. Работать в этой области было непрестижно, плохо для карьеры и финансирование было неважное. За прошедшие 15 лет ситуация изменилась в корне, во многом именно благодаря Фонду Гейтса. Сейчас над ВИЧ, туберкулезом, малярией и другими болезнями развивающегося мира работают одни из самых лучших ученых в мире. Интернациональные фонды, вроде GAVI, создают рынок для покупки лекарств и вакцин для болезней развивающихся стран и таким образом стимулируют их разработку частными фармацевтическими и биотехническими компаниями. Глобальное Здравоохранение является одним из наиболее быстро развивающихся направлений, в котором можно быстрее чем во многих других областях добиться успеха и результаты работы в нем напрямую связаны со здоровьем миллионов людей.

Вся эта активность движима видением единого мира, в котором человеческая жизнь является ценностью, вне зависимости от его экономического, политического или социального положения. Сегодня нам может казаться вполне естественным смотреть на человечество, как на нечто цельное, но не стоит забывать, что на самом деле это достаточно новая концепция, которая практически не существовала лет 20-30 назад.
Tags: наука, философия
Subscribe

  • ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии

    UNAIDS к конференции в Париже выпустила очередной доклад по ситуации с ВИЧ в мире. Количество новых инфекций в целом снижается, за исключением…

  • Статистика смертей

    Кстати о картах. На 538 есть карта статистики смертей по counties с 1980 по 2015 год. Выберите HIV&TB и пролистайте по годам - отлично виден резкий…

  • ВИЧ в США

    В 2015 году в США был 1.1 миллион людей живущих с ВИЧ, 39 тысяч новых инфекций, 18 тысяч диагнозов СПИД, 6.7 тысяч смертей. По эпидемиологии ВИЧ в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments

  • ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии

    UNAIDS к конференции в Париже выпустила очередной доклад по ситуации с ВИЧ в мире. Количество новых инфекций в целом снижается, за исключением…

  • Статистика смертей

    Кстати о картах. На 538 есть карта статистики смертей по counties с 1980 по 2015 год. Выберите HIV&TB и пролистайте по годам - отлично виден резкий…

  • ВИЧ в США

    В 2015 году в США был 1.1 миллион людей живущих с ВИЧ, 39 тысяч новых инфекций, 18 тысяч диагнозов СПИД, 6.7 тысяч смертей. По эпидемиологии ВИЧ в…