Yegor Voronin (shvarz) wrote,
Yegor Voronin
shvarz

Category:

Ральф Стайнман

Нобелевскую премию в этом году дали за открытия в устройстве иммунной системы. Поделили ее пополам, одна половина досталась Джулю Хоффманну и Брюсу Бютлеру, за открытие рецепторов, активирующих врожденную иммунную систему, а вторая - Ральфу Стайнману за открытие дендритных клеток и их роли в регуляции адаптивного иммунного ответа.

О дендритных клетках и о их роли в ВИЧ-инфекции я уже писал, но вкратце напомню их основную функцию. В своем незрелом состоянии, дендритные клетки ходят по организму и подбирают все, что находят. У них есть дендриты - длинные отростки и складки, позволяющие им увеличить поверхность для более эффективного сбора. Собранное "переваривается" в специальных органеллах внутри этих клеток и получившиеся небольшие фрагменты выставляются на их поверхности. При этом дендритные клетки "созревают", теряют свои дендриты и перемещаются в периферийные лимфоузлы, где выставленные ими на поверхности фрагменты инспектируются лимфоцитами. Если лимфоцит распознает один из фрагментов как чужеродный, то дендритная клетка эффективно активирует его и стимулирует мощный иммунный ответ. Ральф Стайнман открыл сам факт существования дендритных клеток, а также основные процессы, описанные выше.

Мне довелось довольно близко работать с Ральфом примерно год назад. Он возглавлял одну из Рабочих Групп, которые мы собирали для стратегического планирования в области ВИЧ вакцин. Два качества сразу бросились мне в глаза - бьющая ключом энергия и непоколебимая упертость в достижении намеченного. На первое же собрание Группы он пришел со списком из 30 вопросов для обсуждения, и беспощадно и методично прошел по всем 30 вопросам, хотя для этого потребовалось почти полное отсутствие перерывов, работа во время ланча и дополнительный час работы по сравнению с тем, что было запланировано. На встрече в Ральфе очень интересно сочетались уверенность в себе и уверенность в членах группы. Без ложной скромности он авторитетно рассуждал о дендритных клетках, но если речь заходила о Т клетках или B клетках, о которых он конечно знает очень много, поскольку работает в иммунологии уже давно, то он замолкал и как прилежный студент записывал все, что говорили те, кого он отобрал в группу как экспертов в этих областях.

Многие именитые ученые в ходе своей карьеры продвигаются вверх по административной лестнице - начинают заведовать факультетами, институтами и т.п. Главной заботой Ральфа до самого конца оставалась его лаборатория. Такая "приземленность" принесла мне изрядно хлопот и из-за нее при написании отчета о работе группы нам с Ральфом пришлось прилично повоевать :) Нам требовался "взгляд с высоты птичьего полета", а "стратегическое планирование" в терминах Ральфа Стайнмана - это перечисление 50 важных экспериментов, которые талантливый постдок мог бы сделать на следующей неделе. И выкинуть из этого списка даже один - это святотатство, потому что тогда важное направление исследований оказывается упущенным. В результате мы переписывали и редактировали отчет несколько месяцев, а количество черновых версий не стоит даже и пытаться подсчитать.

Ральф Стайнман умер в прошлую пятницу. Четыре года назад у него нашли рак поджелудочной железы - очень агрессивная форма, с которой 80% диагностированных умирают в течение года. Ральфа лечили экспериментальной терапией, основанной на дендритных клетках, стратегию которой он разработал сам. По сути дела это было тем, что называется "терапевтическая вакцина" - когда иммунную систему уже больного человека фокусируют на нужной цели, в данном случае - на раковых клетках. Полученные из пациента дендритные клетки "нагружаются" нужными "мишенями" в клеточной культуре и потом вводятся обратно пациенту. Деталей терапии, которую использовали для лечения Ральфа, я не знаю, но он говорил, что у него была частичная ремиссия. К сожалению, активация иммунной системы была даже слишком эффективна и вызвала аутоиммунный ответ, при котором иммунитет атакует здоровые ткани. Тем не менее, Нобелевскую премию ему дали во многом и потому, что Нобелевский комитет посчитал, что подобные направления исследований наверняка в будущем приведут к разработке эффективных методов вакцинации и терапевтического лечения болезней.

И первые шаги в этом направлении уже сделаны. В начале этого года была одобрена первая коммерческая терапевтическая вакцина, основанная на дендритных клетках. Компания Dendreon использует их для того, чтобы лечить рак простаты. А в лаборатории Ральфа сейчас работают над превентативной вакциной от ВИЧ, тоже основанной на дендритных клетках. Идея заключается в том, что к ВИЧ белку прикрепляется молекула, которая целенаправленно тащит его в дендритные клетки, таким образом оптимизируя доставку вакцины к клеткам, которые играют ключевую роль в выработке эффективного иммунного ответа.
Tags: новости науки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments